Online video hd

Смотреть вудман видео

Официальный сайт yerka 24/7/365

Смотреть видео бесплатно

Номинация "Литературное творчество"

Жизнь блаженной Матроны Московской

Автор: Губанова Варвара  Сергеевна, 9 а класс

БОУ СОШ № 5 МО  Динской  район

ст.Пластуновская Краснодарского  края

Руководитель:  Власова  Наталья  Викторовна,

учитель  истории и обществознания

 

Жизнь  Блаженной  Матроны  Московской

Пожалуй,  в каждом крупном храме России есть икона Святой Матроны  Московской. Перед ней можно помолиться и попросить о помощи. В  нашем Свято-Вознесенском  храме   станицы Пластуновской  год  назад  появилась  икона  Святой   Матроны  Московской.  И  мне  захотелось  узнать  об  этой  Святой  Блаженной и  почему  она  была  причислена  Православной  Церковью  к  Лику  Святым.

Все жизнеописания блаженной основываются на воспоминаниях Зинаиды Владимировны Ждановой, дочери односельчанки Матроны. Ещё в юности мать Ждановой заняла место кухарки в доме состоятельной московской семьи и вышла замуж за сына главы этого семейства. В этом доме (точнее, в одной из комнат, не отобранной коммунистами) в Староконюшенном переулке близ Арбата прожила слепая и обезноженная старица Матрона с 1941 по 1949 год.

Иеромонах Иов (Гумеров) бывал в этом двухэтажном домике на Арбате, не раз лично беседовал с Зинаидой Ждановой, кое-что уточняя и проверяя подлинность некоторых эпизодов из жизни Матроны. Весной 1998 года останки блаженной старицы были перенесены с Даниловского кладбища в Покровский монастырь. Ровно через год патриарх Алексий II с амвона огласил акт о причислении к лику праведных для местного (в Москве и Московской епархии) церковного почитания старицу Матрону Московскую. Память великой старицы установлено было совершать в день её преставления – 19 апреля (2 мая). Осенью 2004 года, по определению архиерейского собора РПЦ, святая праведная блаженная Матрона Московская была прославлена для общецерковного почитания.

Блаженная старица Матрона (Матрона Дмитриева Никонова) родилась в 1881 году в селе Себино (прежде Старо-Медвежево) Епифанского уезда Тульской губернии, неподалеку от знаменитого Куликова поля. Родителями ее были бедные, но благочестивые крестьяне Дмитрий и Наталья. У Матроны было два брата - Иван и Михаил, и сестра Мария. Ее братья стали деревенскими активистами, воинствующими атеистами, участвовали в раскулачивании крестьян. Из-за них блаженной Матроне всю жизнь приходилось переезжать место на место, не имея своего угла.

В 2005 году происхождением святой заинтересовался руководитель Союза возрождения родословных традиций (СВРТ) Валерий Бибиков. Его заинтриговало то, что дата рождения блаженной старицы Матроны Московской указывается по-разному в различных биографических источниках. Например, на сайте Православие.ру Сретенского монастыря, в котором подвизается иеромонах Иов (Гумеров), фигурирует 1885 год.

Несколько лет Валерий Бибиков вместе с тульским генеалогом Геннадием Зайцевым проводили собственное исследование родословия святой. Начальная информация для поиска была очень скудной. Кроме места рождения, знали лишь то, что отца Матроны Никоновой звали Дмитрием, мать – Натальей, их отчества были неизвестны.

В архиве города Липки Тульской области были изучены метрические книги храма Успения Пресвятой Богородицы села Себино за десять лет – с 1880 по 1890 год. Записей о рождении девочек с именем Матрона в крестьянской семье Дмитрия и Натальи нигде обнаружить не удалось. Другими словами, в тульских архивах запись о рождении святой Матроны не сохранилась. Оставалась одна зацепка: из метрической книги за 1883 год пропали почти все страницы, кроме тех нескольких, куда занесены имена родившихся в январе. Выходило, что годом рождения святой мог быть только 1883-й.

В архивных документах нашли две "одноимённые" семейные пары себинских крестьян: билетный солдат Дмитрий Фёдоров и Наталья Павлова, крестьянин-собственник Дмитрий Иванов и Наталья Никитина. Кто из них является родителями Матроны?

Принялись искать метрические записи братьев и сестер Матроны. Не сразу была обнаружена запись бракосочетания брата Матроны – "Ивана Дмитриева Никанова", сделанная в 1905 году. Здесь были имена и отчества родителей: "Дмитрий Иванов" и "Наталья Никитина". В другом документе – о "рождении-крещении" сына Ивана Никанова – говорилось о восприемнице "девице Матрёне Дмитриевой Никановой". Так установили отчества родителей Матроны, а со временем генеалоги смогли отыскать сведения обо всех её родственниках.

Оказалось, всего в семье Дмитрия и Натальи Никоновых родились восемь детей, четверо из них умерли во младенчестве: Михаил (1870-1871), Устинья (1876-1878), Иван (1879-1880) и Андрей (12.08.1882-05.08.1883). Остались старшая сестра Пелагея (1873 г. р.) и два младших брата – Иван (1985 г. р.) и Михаил (1888 г. р.) То есть вопреки жизнеописаниям святой Матрона не была младшим ребёнком в семье. Кроме того, генеалоги пришли к выводу: если Матрона родилась 22 ноября 1881 года, то её брат Андрей появился на свет ровно через девять месяцев, что "представляется маловероятным" по физиологическим причинам.

В подворных списках, составленных в ходе сельскохозяйственной переписи Тульской губернии 1911 года, перечисляются все члены семьи Дмитрия Иванова Никонова и указывается их возраст. В это время братья Матроны уже были женаты, имели детей. Среди прочих членов семьи указана "дочь 28 лет, девица, безграмотная…", в её графе рукой переписчика поставлена буква "К", что, очевидно, означает "калека" (в графе отца – буква "Н", "нетрудоспособен", одного из братьев – "С", "солдат"). Сопоставив возраст девицы и год переписи, Бибиков и Зайцев смогли, наконец, уверенно утверждать, что годом рождения блаженной Матроны является 1883-й.

Откуда всё-таки взялась дата рождения 1885-й? Об этом рассказал сам иеромонах Иов (Гумеров), проводивший собственное исследование. На его запрос в Тульский областной архив пришёл официальный ответ, что в "метрических книгах за 1881 год села Себино записи о Матроне Дмитриевне Никоновой не имеется". "Знающие люди" посоветовали ему посмотреть кладбищенские книги. В конторе Даниловского кладбища священнику показали регистрационную книгу 1952 года.

– Помню, как замерло сердце, когда я увидел поблекшую от времени запись, сделанную фиолетовыми чернилами: "Никонова Матрона Дмитриевна, 66 лет", – вспоминает духовник Сретенского монастыря.

Поразительно, что на основании этой одной записи в кладбищенской книге и было сделано "уверенное предположение", что праведная Матрона родилась в 1885 году. "Эта дата была указана в житии, составленном для Синодальной комиссии по канонизации святых. Публикации об этом не было, поэтому неверная дата (1881) до сих пор воспроизводится", – посетовал священник.

Если бы иеромонах Иов (Гумеров) все-таки провёл архивные изыскания, то он, безо всякого сомнения, рано или поздно выяснил, что Матрона не могла родиться в 1885-м, так как в этом году появился на свет её младший брат Иван.

Современники рассказывали, что еще до рождения дочери мать увидела сон: что к ней на руку села белая птица с человеческим лицом и с закрытыми глазами. Так все и вышло. Девочка родилась слепой. Веки были сомкнуты, глаза плотно закрыты. Мать любила свою дочь, переживала за ее будущее и не думала, что ее несчастное дитя - избранница Божия. Что Бог не случайно послал ребенку тяжкий крест: это было свидетельство избранности девочки. А свой крест, возложенный на нее с детства, Матрона несла всю свою жизнь терпеливо и безропотно.

Рушится также официальная легенда о том, как мать Матроны решила отдать девочку в приют князя Голицына, или, говоря современным языком, в детдом. Главный мотив такого решения – "при той нужде, в которой жили Никоновы, четвёртый ребёнок мог стать прежде всего лишним ртом" – не выдерживает никакой критики. Во-первых, как показали архивные изыскания Бибикова и Зайцева, Матрона на самом деле была вторым ребёнком в семье. Во-вторых, в крестьянских семьях иметь десять-двенадцать детей не считалось из ряда вон выходящим. А к моменту рождения Матроны умер её годовалый брат Андрей и оставалась только 10-летняя сестра Пелагея, уже полноценная помощница в семье.

Но откуда взялась эта неправдоподобная, на первый взгляд, история? Валерий Бибиков предположил, что Матрона могла быть приёмным ребёнком. Хорошо известно, например, что незаконнорожденных дворянских детей часто отдавали в крестьянские семьи за вознаграждение или небольшое содержание. В таком случае выбор мог вполне пасть на малодетную семью Дмитрия и Натальи Никоновых: одна дочка-подросток и умерший три месяца назад младенец.

– Если посмотрим на периоды рождения детей в семье Никоновых, то сразу увидим, что все дети рождаются через три года. Только появление Матроны ломает четкую последовательность этих рождений, – замечает глава СВРТ.

В пользу этой версии говорит другая официальная легенда о том, как "дочь местного помещика, благочестивая и добрая девица Лидия Янькова, брала Матрону с собой в паломничества" по святым местам России. В одну из таких поездок 14-летнюю Матрону заметил святой Иоанн Кронштадтский, заявивший "во всеуслышание": "Матронушка, иди-иди ко мне. Вот идёт моя смена – восьмой столп России".

По архивным документам установлено, что Лидия Янькова на два года моложе Матроны. Две девочки не могли паломничать по России без взрослых.

– И что в то время означало ездить? Надо было оформлять паспорт, всякие подорожные… Зачем помещики Яньковы брали на себя хлопоты, связанные с крестьянской девушкой, пусть даже такой необыкновенной? – спрашивает Бибиков и начинает рассказывать свою версию происхождения блаженной Матроны:

– Деревня Себино – родовое поместье дворян Яньковых, Бибиковых и Муромцевых. Эти три семьи связаны многочисленными родственными узами. У Лидии Александровны Яньковой (1885-?) была двоюродная сестра Надежда Андреевна Янькова (1877-1951), жившая в соседней деревне, – дочь известной схимонахини Софии (Болотовой, 1845-1888), первой настоятельницы Казанской Свято-Амвросиевой ставропигиальной женской пустыни в селе Шамордино Калужской губернии. В 30 лет Болотова вышла замуж за дворянина Андрея Николаевича Янькова (1840-1877). Через год муж скончался, а спустя несколько дней у Софии Михайловны родилась дочь.

В книге, изданной монахами Оптиной пустыни в начале XX века, говорится, что, когда к Софье в первый раз поднесли маленькую Надю, она перекрестила её и сказала: "Ты будешь девочка Божия, и никаких материнских прав на тебя иметь я не буду, но сама Царица Небесная управит твою жизнь по воле Своей!" Впоследствии она отдала дочь на воспитание своей бездетной двоюродной бабушке Надежде Дмитриевне Бибиковой (1826-1898). Возможно, Надежда Дмитриевна сопровождала девочек в паломнических поездках по святым местам. Не исключено также, что Матрона приходилась родственницей Лидии и Надежде Яньковым. Блаженная старица могла быть ребёнком из дворянской семьи Яньковых, Бибиковых или Муромцевых.

…Дмитрий Иванович Никонов скончался в 1912 году. Его сын Михаил в 1919 году вступил в ВКП (б), поднялся по карьерной лестнице на советской работе: был председателем сельсовета, а затем заместителем председателя исполкома Хованской волости, в 25 километрах от уездного города. По результатам исследований СВРТ, проведённым в Российском архиве древних актов и тульских архивах составлено родословное древо блаженной Матроны. Это древо состоит из 122 персон и "растет" от пращура Матроны по имени Иван, который родился около 1650 года, в то время, кстати, когда был заложен Покровский монастырь в Москве.

По словам односельчан-очевидцев, во время крещения Матроны, когда священник опустил девочку в купель, поднялся столб легкого тумана, от которого исходило благоухание. Священник Василий, уважаемый прихожанами за свою праведность, удивленно заметил тогда: "Я много крестил, но такое вижу первый раз, и этот младенец будет свят". Девочку назвали Матроной в честь преподобной Матроны Константинопольской, греческой подвижницы пятого века, память которой приходится на 9 (22) ноября.

Матери новорожденной священник дал наказ исполнять все, о чем попросит ребенок, и еще добавил, что девочка предскажет его кончину. Впоследствии так и случилось: однажды ночью Матрона сказала матери, что батюшка Василий умер. Прибежав в дом священника, родители узнали, что он действительно скончался.

У Матроны был особый знак: выпуклость на груди, по виду напоминавшая нательный крест. Наверное, этот крест тоже был символом того креста, который Матроне суждено было нести всю жизнь.

В детстве сверстники дразнили маленькую слепую девочку, даже издевались над ней: стегали крапивой, забрызгивали грязью, сажали ее в яму, зная, что она не увидит обидчика. Но Матрона никогда не обижалась на детей, она терпеливо переносила все обиды. Кажется, это дитя было смиренным от рождения...

Детство Матроны прошло в семье православных людей, почитавших Бога. Родители Матроны любили бывать на богослужениях. Матрона буквально выросла в храме, ведь дом ее родителей располагался недалеко от церкви Успения Божьей Матери.

Девочка сначала с матерью ходила на службы, а потом, когда немного подросла, стала ходить одна. Если родители не находили ребенка дома, то мать шла в церковь: у дочери там было любимое место, где она стояла на протяжении всей службы неподвижно, словно спящая. Что же она, невидящая, видела в такие моменты? Может быть, ей, слепой, открывался прекрасный ангельский мир? А может быть, в церкви она набиралась духовной силы, которая укрепляла ее, помогала выстоять в гонениях и страданиях? Наверное, с тех проведенных в церкви часов и минут, еще в детстве, Матрона стяжала дар непрестанной молитвы.

Со временем близкие стали замечать, что Матроне известно многое из того, что не дано видеть и чувствовать обычным людям. С семилетнего возраста у Матроны открылся дар предвидения, прозорливости, духовного рассуждения, дар исцеления больных. Она чувствовала приближение опасности, предвидела стихийные и общественные бедствия. По ее молитве люди получали исцеление от болезней, предупреждение от несчастий, утешение в скорбях.

Как-то она сказала матери: "Мама, готовься, скоро у меня будет свадьба". Мать почему-то встревожили слова дочери, и она пошла к священнику. Тот причастил Матронушку. Но прошло несколько дней, и к дому потянулись повозки и подводы. Видимо, слух о Матроне прокатился по округе, и к девочке устремились люди со своими горестями и бедами. Из окрестных сел и деревень, со всего уезда, из других уездов, и даже из других губерний. Матрона читала над больными, исцеляла, поднимала на ноги, предсказывала будущее, вразумляла грешников, давала советы, как предотвратить беду, в чем покаяться, чтобы не случилось чего страшного. Мать спрашивала ее: "Матрошенька, да что же это такое?" А та отвечала: "Я же говорила тебе, что будет свадьба".

Однажды, как повествует родственница Матроны Ксения, девочка сказала матери: "Я сейчас уйду, а завтра будет пожар, но ты не сгоришь". И, верно, наутро начался пожар, сгорела вся деревня, но перед домом Никоновых поменявшийся ветер перекинул огонь на другую сторону деревни. Родительский дом остался цел.

Ксения также вспоминала, как отдали под суд мужа ее сестры. Сестра не могла прийти в себя: детей у них было много - полная изба, жили они не богато, в основном заработком мужа. "Подожди, придет твой Илья" - сказала Матрона. Сестра, не веря, отмахнулась от нее. Вскоре они отправились молотить зерно, и Матрона их предупредила: "Молотите быстрее, а то не успеете". Те только смеются: "Что ты там предсказываешь, слепая?" Но едва они пришли в ригу и начали работать, как прибежал кто-то из односельчан с вестью, что муж сестры вернулся из тюрьмы.

Из предсказаний особенно значимых известно такое. Матрона попросила у матери куриное перо, ободрала его и спросила: "Мама, видишь это перышко?" "Да что же его смотреть, ты ведь его ободрала". "Вот так же обдерут и нашего царя-батюшку". А много лет спустя блаженная Матрона говорила об императоре Николае II: "Пожалел народ, собой расплатился! Знал наперед путь свой..."

Тогда же Матрона предсказала и революцию, рассказав о том, как станут делить землю, урывать наделы, а потом, бросив все, разбегутся кто куда, как будут разорять храмы и всех верующих людей гнать.

На семнадцатом году жизни у Матроны внезапно отнялись ноги. Она уже больше так и не стала ходить. "Я не избегала этого - такова был воля Божия", - так восприняла Матрона еще одну болезнь. До конца дней, на пятьдесят лет она оставалась "сидячей", но никогда не роптала за этот недуг на Господа, неся терпеливо и смиренно свой тяжкий крест.

Односельчане рассказывали, что перед самой революцией одна барыня задумала в их селе строить колокольню. Пришла она с этой задумкой к Матроне, а та ей отвечает: "Что ты задумала делать, то не сбудется". Удивилась очень барыня: мол, как не сбудется, коль уже все есть - и деньги, и материалы, даже известь наведена... Но ничего с той постройкой так и не вышло. Наступили страшные времена. Где уж было колокольню строить, если храмы разрушались и разграблялись безбожниками?

Блаженная Матрона всю жизнь любила иконы, окружала себя образами. Переезжая с места на место, она перевозила их с собой. В комнате, где она прожила особенно долго, было три красных угла, а в них - иконы сверху донизу с горящими перед ними лампадами. Она не видела образов, но как-то знала, в каких рамах какие иконы находятся.

Когда Матронушка еще жила в родной деревне, по ее просьбе была написана икона Божьей Матери "Взыскание погибших" для церкви Успения Божьей Матери в родном селе. Матрона тогда обратилась к своей матери: "Мама, мне все снится икона "Взыскание погибших", Божья Матушка к нам в церковь просится". Она точно указала, где в местной церкви лежит книга с изображением Царицы Небесной. Мать поспешила в церковь. Батюшка был очень удивлен, но нашел и принес Матроне книгу. По воспоминаниям односельчан мать расстроилась и опечалилась, поскольку платить за эту икону будет нечем. Но собрались местные жители, и Матрона попросила их собирать деньги на образ Божьей Матери во всех окрестных деревнях. Люди набрали денег и продуктов: масла, яиц, хлеба. Правда, некоторые из жителей села были настроены скептически. Один из мужиков дал рубль нехотя, а его брат дал копейку - хотел посмеяться.

Когда деньги принесли Матроне, девочка все деньги перебрала, нашла этот рубль и копейку: "Мама, отдай им, они мне все деньги портят".

Художника для написания иконы "Взыскание погибших" нашли в городе Епифань, тот заверил Матрону и сельчан, что сможет написать икону, потому, что не в первый раз ему приходится это делать. Матрона согласилась, велела ему исповедаться и причаститься. Прошло достаточно времени, икона уже должна была быть готова, но художник снова пришел к Матроне, сказав, что ничего у него не выходит, написать он икону не может. И тогда Матрона, которая, конечно же, заранее знала об этом, его снова отправила исповедоваться: "Иди, раскайся в своих грехах, ты убил человека". Художник пошел к священнику, рассказал то, что утаил на исповеди, снова причастился. У Матроны попросил прощения, что сразу не смог признаться во всем. Матрона напутствовала его: "Иди, теперь ты напишешь чудотворную икону Царицы Небесной "Взыскание погибших". Икона эта была написана в начале Первой мировой войны. Всю жизнь Матрона не расставалась с ней.

На собранные всей округой деньги в Богородицке была написана еще одна икона Божьей Матери "Взыскание погибших". Эту икону с киотом, с подсвечником несли из города прямо до самой церкви в Себино крестным ходом, с хоругвями. Сама Матрона ходила встречать икону за четыре километра. Вели ее под руки. Обратно она возвращалась, держась за икону.

Во время засухи эту икону обычно выносили на деревенский луг. И что удивительно: не успевали люди разойтись по домам, как начинался долгожданный дождь. Многие современники свидетельствовали об этом, так как сами не раз участвовали в таких крестных ходах. А Матрона вместе со всеми радовалась дождику, хотя и не видела его. Вообще, несмотря на слепоту, Матрона имела нормальное человеческое представление об окружающем мире. На сочувственные слова: "Жаль, матушка, что вы не видите красоту мира", - она обычно отвечала: "Мне Бог однажды открыл глаза и показал мир и творение Свое. И солнышко видела, и звезды на небе, и все, что на земле, красоту земную: горы, реки, травку зеленую, цветы, птичек..."

В 1925 году Матрона уехала из Себино. Из-за братьев, которые относились к сестре с нескрываемой враждой. Они ведь участвовали в раскулачивании, а Матрона со своей верой и ходоками не только мешала им, но и обличала беспощадно. Так что боязнь за себя и за родителей заставила Матрону перебраться в Москву, где она прожила почти до конца своих дней. Москву блаженная очень любила и называла сердцем России.

Однако и в Москве не было ей покоя. В некоторых квартирах Матрона жила подолгу, в других задерживалась на день-два до прихода за ней милиции, от которой приходилось спасаться бегством. Был случай, когда дар предвидения спас ее: одну квартиру она не успела заблаговременно покинуть, за ней пришла милиция. Блаженная старица сказала сотруднику: "Скорее иди домой, у тебя дома несчастье. А я на постели посижу, не убегу". Поверив ей, тот поспешил домой, и застал там обгоревшую от керогаза жену. Понимая, что именно благодаря Матроне он успел вовремя отвезти жену в больницу, милиционер наотрез отказался забирать матушку в отделение.

За время жизни в столице она жила в домах верующих на многих улицах Москвы: Ульяновской и Пятницкой возле Павелецкого вокзала, у церкви, в домике трамвайной линии; в Вишняковском переулке, недалеко от храма Николы в Кузнецах; на Татарской улице, в двухэтажном доме, в подвале у племянницы; в Царицыно; в Сокольниках, в летней сторожке; у Никитских ворот; в Петровско-Разумовском, у племянника в Сергиевом Посаде; на Арбате, в Староконюшенном переулке. Так и переезжала с места на место.

В 1939 году, в тот момент, когда вокруг нее собралось много людей, она сказала: "Вот вы сейчас все ругаетесь, делите, а ведь война будет. Конечно, много русского народа погибнет, но наш русский народ победит". Кто тогда думал, о каком ужасе, о каком тяжелом испытании говорит святая? Так блаженная Матрона предсказала Великую Отечественную войну.

Немало горя принесла та страшная война. В дома стали приходить похоронки. Люди обращались тогда к матушке с последней надеждой: а может быть, их мужья или сыновья все же живы? Матрона рассказывала о судьбах близких, которые были на фронте. Одним говорила: ждать. Другим: отпевать...

Одну женщину Матрона утешала: "Жив твой муж, придет на Казанскую. Постучит в окошко". Женщина ждала несколько лет, и почти уже перестала верить в предсказание блаженной, но в 1947 году, в день празднования Казанской Божьей Матери муж постучал в окно. Впоследствии он пешком приходил к Матронушке.

После войны к матушке пришла женщина-комиссар, вернувшаяся из Германии. Война отняла у этой женщины мужа, а единственный сын находился в психиатрической больнице. Сына не смогли вылечить даже европейские врачи, и мать в отчаянии просила Матрону: "Помогите, больше идти некуда". Старица ей сказала: "Господь вылечит твоего сына, а ты в Бога поверишь?" Коммунистка ответила, что она не знает как это - верить. Трудно сказать, о чем еще говорили они, но по молитвам Матроны сын той женщины не только вылечился от болезни, но и начал учиться и работать.

Конечно, сейчас очень трудно восстановить все события, сопровождавшие жизнь блаженной Матроны. Ведь жизнеописаний блаженной старицы никто не составлял. Люди просто несли к ней свое горе, и каждый был уверен, что получит помощь и утешение в скорби.

 Сегодня до нас дошли лишь рассказы современников Матроны, по которым историки и богословы пытаются воссоздать образ святой подвижницы.

В рассказе Анны Прохоровой есть такие строчки: "Я приехала в Москву в 1937году... Когда началась война, я собралась в Себино. Взяла билет и перед отъездом зашла к Матроне. "Я еду домой". - "Нет, ты домой не езди". - "А я уже билет взяла". - "А кто тебе разрешил?" - "Я боюсь, тут бомбежки". - "Там еще хуже будет". Я упрямая была, не слушалась. А Матрона говорит: "Ну, потужишь и обратно приедешь". Так и вышло, как Матрона сказала. Вернулась я в Москву в 1947 году. А через пять лет взяла на работе отпуск и поехала в Себино и там собралась замуж: за Василия, а хотела выйти за другого. Приехала в Москву к Матроне (она жила тогда на Сходне, улица Курганная, дом 23, у дяди Сережи Курочкина) сказать ей, что уезжаю в Себино. Там уже свадьбу готовят, столы накрывают. А она говорит: "Ты Богу молилась? Подожди не езди". Я возразила: "Он за мною приехал, а я не поеду? Уже билеты взяли!" - "Ты сейчас поедешь, и опять тебе приезжать. Сдай билеты". Я не послушалась. Приехали мы домой, а нас догоняет телеграмма, что Матронушка умерла. И поехали мы обратно.

Хорошо помню, как Матрона помогла одной женщине, Елене. Она вышла замуж: со школьной скамьи. Восемнадцать лет было сыну, когда муж: ее бросил и женился на другой. Лена пришла к матушке: "Матронушка, что мне делать? Он меня не хочет видеть". - "Ну и ладно". Лет через пять он заболел и слег в больницу. Опять Лена идет к блаженной: "Матушка, как мне быть? Сходить в больницу?" - "Ступай, иди". Пришла в больницу, а муж: уже умер. Матрона сказала: "Поминай его во всех церквях". Лена записала, и каждый выходной к матушке ходила, спрашивала: "Как он там?" А Матрона отвечала: "Я вижу его каждый день: в костюме, в серой рубашечке и лысый. Однажды слышала, как он говорит: "Какой прекрасный там рай! Как бы мне туда попасть?" Ты ему закажи сорокоуст". Заказала. Однажды приходит, а Матрона сидит на койке и улыбается: "Ну вот, теперь твой Богдан из шкуры вышел. И это все благодаря тебе".

Особенно матушка прославилась своей помощью болящим. Она никогда не занималась так называемым "народным целительством", категорически отвергала различные колдовские методы "снятия порчи" и прочее. Прежде всего, Матрона молилась за людей. И Бог слышал ее молитвы, потому что многие люди, которых к Матроне приносили на носилках, уходили от нее уже сами, не переставая благодарить Господа. В день Матронушка принимала до сорока человек. Никогда никому не отказывала в помощи, кроме тех, кто приходил с лукавым намерением. Помощь была бескорыстной, она ни с кого ничего не брала. Молитвы матушка читала всегда громко. И при этом она подчеркивала, что помогает не сама, а Бог подает помощь по ее молитвам: "Что, Матронушка - Бог, что ли? Бог помогает!" Исцеляя недужных, матушка требовала от них твердой веры в Бога и исправления греховной жизни. Так, одну посетительницу она спрашивала, верует ли та, что Господь может ее исцелить. Другой, заболевшей эпилепсией, велела не пропускать ни одной воскресной службы, на каждой исповедоваться и причащаться Святых Христовых Тайн. Всем наказывала никогда не снимать нательный крест, жить по заповедям Божьим. Супругам - обязательно венчаться...

Всех, кто к ней приходил, Матрона учила владеть собой. Учила уважать слабость и немощь: "Если старые, больные или кто из ума выжил, будут вам что-то неприятное или обидное говорить, то не слушайте, а просто им помогите. Помогать больным надо со всем усердием и прощать им надо, что бы они ни сказали и ни сделали. Надо владеть собой, терпеть". Была у нее и такая пословица: "Человек человека скорежит - Бог поможет. Бог скорежит - никто не поможет!"

Она всем женщинам говорила, что не надо одеваться броско, что краситься - грех, потому что этим человек искажает образ естества человеческого, придумывает поддельную красоту. В то же время она говорила, что не надо одеваться в темные одежды, подражая монахам.

Старица учила не относиться суеверно к снам: "Не обращайте на них внимания: сны бывают от лукавого - расстроить человека, опутать мыслями", советовала не обращаться к целителям: "Они одно вылечат, а душе повредят..." Она учила крестить еду, непременно молиться перед трапезой, благодарить Господа за посланную пищу.

Другая современница, близко знавшая матушку - Зинаида Жданова - рассказывает о Матроне следующее: "Папа был арестован осенью 1941 года, и мы долго не имели известий о нем. Матушка говорила так: "Жив, жив, вернется. А перед этим получите письмо от него, напишет, где он, и попросит сохранить книги". Через шесть лет мы получили от отца такое письмо. А в нем была приписка врача, что отец истощен и находится на грани смерти. Отец писал письма и раньше, но, как оказалось, наш сосед, поселившийся в нашей квартире, которого отец приютил из чувства сострадания, выбрасывал их. Это письмо наша знакомая случайно обнаружила в его помойном ведре. Попытались послать посылку, а почта не принимает - запрет. Обратились к матушке, а она говорит: "Подождите, найдется человек, он сам будет отправлять посылки". Так и случилось. В церкви на Арбате, в Филипповском переулке, подошла к маме незнакомая женщина и сказала: "Я знаю ваше горе, работаю в отделе посылок правительственной платформы Курского вокзала, я помогу вам". Мало того, она еще помогала и продуктами, сама носила тяжелые ящики с посылками и молилась о благополучной доставке. Отец выжил и вернулся.

Помню, как в войну сестра с тремя детьми, свекровью и матерью собралась в эвакуацию и приехала спросить матушку, ехать ли? Матушка сказала: "Никуда не уезжай. А кто поедет - увидит большие муки". Сестра послушалась и осталась в Москве. Другая женщина, Вера Кучерова, также в это время спрашивала у матушки, ехать ли ей в Себино с сыном семи лет. Ей матушка тоже сказала: "Оставайся в Москве". У нее был муж полковник, он хотел, чтобы она поехала в Себино, потому что это глухое село, сорок километров от железной дороги, он думал, что она будет там в безопасности, и Вера уехала, не послушавшись матушки. Потом она рассказывала: в Себино пришел карательный отряд немцев. Жгли дома, собрали всех детей в селе и ее сына в том числе, поместили в погреб, а сверху устроили костер... Согнали всех матерей смотреть на эту муку. Вдруг приехал немец на мотоцикле, передал какой-то приказ, и немцы куда-то заторопились и выпустили детей. Вот так по молитвам матушки было защищено ее родное село Себино.

Москва в 1942 году голодала. Жизнь в городе замерла. На улицах никого нет, снег по колено, темно. Тяжело нам было с матерью. Начальник конторы мне предложил поехать вместе с завхозом в командировку в Рязань с тем, чтобы, там обменять что-либо на продукты. Я отказываюсь: "Не умею, не смогу, боюсь". Матушка же говорит: "Поезжай, поезжай, не бойся, все сделаешь и на крыльях Божиих прилетишь домой! Я за тебя молиться буду". Поехали. Под Рязанью ничего мы не наменяли. Поехали в Ряжск, там деревня за деревней, отошли от Ряжска на 25 километров. Наменяли. Погрузились в санки, пудов по пять, от проезжей дороги далеко. Решили идти к ней напрямик, а кругом бугры, овраги. Время упущено, март. Встали рано утром и по насту пошли. Километра три прошли. Солнце стало припекать, снег как сахар, начали проваливаться. Тянули, тянули... Санки въехали на бугор, а внизу овраг, и мы упали, задыхающиеся, обессиленные. Чтобы прийти в себя, стали глотать снег. В отчаянии я вдруг закричала: "Николай Угодник, помоги, погибаю!" Не прошло и секунды, как завхоз поднял голову и говорит: "Смотрите, смотрите, черная точка к нам приближается". Не успела я ответить, как вижу: по оврагам и сугробам едет лошадь с санями, подъехала к нам. Человек почтенного вида в черном армяке, в черной скуфейке на голове, говорит: "А я с дороги почему-то решил свернуть, видно за вами". Погрузил нас, мы опомниться не могли. Он спрашивает: "Куда вас?" Я говорю: "До Ряжска". А он мне: "Ведь вам-то надо в Рязань, в Москву ехать". Я была как одеревеневшая и даже не удивилась. "Я вас довезу до Рязани". Ехали, ехали... Начало темнеть. Он и говорит: "Остановимся переночевать". Посреди полей вдруг видим - возник одинокий бревенчатый дом. Старец-возница говорит мне: "Идите в избу". Вошли, изба пустая, нежилая; справа в углу иконы, под ними стол и лавки у стен, больше ничего... У стола стоит старец с бледным изможденным лицом, в темной одежде, волосы длинные, подстриженные под скобу. Мы увидели печку, бросились к ней. Печка натоплена. Прислонились к ней, и от пережитого тут же осели на пол и заснули. Утром рано тронулись в путь. Возница, нас не спрашивая, подвозит к вокзалу, берет мои санки: "Скорее, скорее, поезд на Москву отходит". Подъезжаем, а уж первый гудок к отправке. Сесть невозможно, теплушки переполнены. Стоят у входа мужики стеной, не пускают. Он повел рукою: "Раздвиньтесь, посадите их". И они беспрекословно раздвинулись. Люди подняли санки, и мы оказались в поезде. Я была в таком запале, что ни спасибо не сказала и не почувствовала ничего. Приезжаю домой, а матушка говорит: "Ну что, на чьих крыльях прилетела?" И вот прошло тридцать лет, прежде чем я поняла, на чьих. Как же долготерпелив и милостив Господь! Прихожу в храм Покрова Пресвятой Богородицы в нижний ярус, ставлю свечку Николаю Угоднику... И только теперь я задаю в удивлении вопросы. Как могли сани так быстро доехать к нам без дороги, как могла пройти лошадь по глубоким оврагам с рыхлым снегом? Почему помощь явилась мгновенно после моего вопля к Николаю Чудотворцу? Что это был за дом одинокий среди безбрежных полей? Как возница узнал, откуда мы, и привез нас к самому отходу поезда?... Кто был тот старец в избе под иконами и была ли вообще эта изба?

Много раз я к старице ездила. Однажды поехала с двоюродной сестрой. Я с Матрюшей говорила, она надо мной читала. А двоюродная сестра молчит. Матрюша ей говорит: "Что язык убрала! Дома только ругаться матерным можешь, а тут примолкла!" Сестра помолчала и отвечает: "У меня язык куда-то ушел, я не могу говорить". Она спросила только про мужа, но Матрона ей сказала: "Думай сама". Сестра испугалась и ничего не спросила: ни про мужа, ни про брата. Они не пришли после войны. Матрона же говорит: "Брат твой живой, и мужа твоего все время поминаю, муж тоже живой". Так все и оказалось. Брат потом еще много раз ко мне приезжал.

После войны, как и многие тогда, я была страшно бедной, надеть нечего, пальто изношено, а матушка твердила: "Все-то у тебя будет", - по пальчикам мои пальто пересчитывала. И действительно, после лагеря я никогда не нуждалась в чем-либо. Я часто говорила: "Матушка, я плохая, грешная, исправиться сама не могу (была вспыльчива, горда, самоуверенна), что делать?" А матушка мне: "Ничего, ничего, выполем травку, сорняк, и будешь ты у нас хорошая!"

Матушка могла умолить Бога изменить человеку его земной жребий. С матушкой, как я писала, приехала девочка трех лет, Ниночка, ангел во плоти! Если ей кто-то приносил что-нибудь сладкое, она сама не ела, а прятала под шкафчик, а когда приходили страждущие, она спрашивала: "А есть ли у них внучек?" Сиротка все сладости отдавала этим детям. Девочка была особенная. И вот, за неделю до своих семи лет, она в сутки умерла от дифтерита. Мы все очень горевали и плакали. Матушка сказала: "Не плачьте. У нее была бы страшно тяжелая жизнь, и она бы была великой грешницей и погубила бы свою душу..." Как-то матушка говорит: "Я видела Ниночку. Она в раю, в красоте, и видела, как она безбоязненно подошла к идущему Спасителю и смело Его спросила: "Господи, а когда же сюда придет моя мама?" (она меня называла мама Зина, свою мать не признавала: та пила, гуляла и мучила девочку, отправляла ее в мороз на холодную кухню, не давала корочки хлеба, в конце концов ее лишили материнства). Господь ответил Ниночке: "Деточка, не наступил еще предел времени, чтобы она пришла

 

          Все мы - дети Божьи. И, как все дети, мы так порой нуждаемся в помощи. В ЕГО помощи. Со своими бедами и горестями, просьбами и надеждами, молитвами и чаяниями жаждем мы обратиться к Нему, но застывают слова на устах наших, ибо кажутся нам просьбы наши суетными, мелкими, незначительными, и боимся мы потревожить Его.  Все это Господь знает и поэтому посылает на землю своих помощников - людей святых, но земных, обликом на нас похожих. Вот к ним-то, родным, не боимся мы идти и плакаться, делиться бедами своими и просить о помощи. И слушают они нас, и утешают, и надежду дают, и силой, данной им Господом, помогают нам в делах наших житейских. 

Оценить: 

Автор: Губанова Варвара, 15 лет.
Краснодарский край ст.Пластуновская

Заглянем в историю вместе
Комментарии (всего 0)
Чтобы оставлять комментарии Вам нужно зарегистрироваться.

Смотреть видео онлайн

Онлайн видео бесплатно