Номинация "Литературное творчество"

Собиратель духовной мощи Руси

О светло-светлая благословенная земля Русская! Многими красотами удивлена и изукрашена ты и всего исполнена еси. Здесь святые обители церковные и города великие, хоромы величественные и озера хрустальные, дубравы высокие и реки многоводные и тихие, исполненные рыб великих и малых, села красные и поля чистые. И одно из таких полей, зовомое Куликовым, стало  на исходе  XIV в.,   обильно пролитой русской крови первым Полем Славы на все времена.

         Великое испытание выпало на долю русского народа в то время. Грозной тучей надвинулись полки ордынские, состоящие из  девяти орд и трех царств. Тогда и появился миф о непобедимости ордынских воинов. Нужна была великая сила духа, нужна была помощь Свыше. Согласно «Жития преподобного Сергия Радонежского и всея России чудотворца», князь Дмитрий прибыл к святому старцу практически в преддверии битвы. Сергий просил его отслушать Божественную литургию, но Дмитрий отказывался: «Гонцы один за одним приносили ему известия о приближении Мамая к пределам Русским». Беседуя с великим князем, святой старец советовал ему почтить дарами и честию злочестивого Мамая:

- Ты, господине, отдай им честь и злато, и серебро, и Бог не попустит им одолеть нас: Он вознесет тебя, видя твое смирение и низложит их непреклонную гордыню.

- Все это я уже сделал, - отвечал ему Великий Князь, - но враг мой возносится еще более.

- Если так, - сказал угодник Божий, - то его ожидает конечная гибель, а тебя, Великий Княже, помощь, милость и слава от Господа.

         Нужно было воодушевить русское воинство. Помолившись за Божественной Литургиею, преподобный старец окропил священною водою его со всем христианским воинством, благословил великого князя крестом святым и сказал ему: «Иди, господин, помянув Бога; Господь Бог да будет тебе помощником и заступником». А тайно предсказал ему: «Погубишь супостатов своих, как должно твоему царству…... Только мужайся и крепись и призывай Бога на помощь».

         И сказал ему князь великий: «Дай мне из своего полка двух воинов, Александра Пересвета и брата его Андрея Ослебяту, и ты с нами вместе поборешься». Преподобный Сергий тут же повелел старцам Александру и Андрею готовиться. Они были весьма немолоды, но сильные, зрелые и умудренные духовно,  а в воинском искусстве известными витязями в сражениях: Андрей сотню гнал, а Александр двести гнал, когда сражались. Сергий вручил им знамение креста на схимах и сказал: «Вот оружие нетленное! Да служит оно вам вместо шлемов!..»

         Почему люботский боярин (из г. Любутска на Оке) Андрей (Ослябя) и брянский боярин Александр (Пересвет) приняли монашеский сан нам не известно. Есть предание, что Пересвет принял постриг в Ростовском Борисоглебском монастыре, который был выстроен на р. Устье по благословению Преподобного Сергия Радонежского в 1363 г. И когда  князь Дмитрий (будущий Донской) в 1380 г. приехал за благословением на битву к Преподобному Сергию, оба бывших воина были уже послушниками Троице-Сергиевого монастыря. Летописцы подчеркивали воинское искусство Пересвета: «Сей Пересвет, когда в миру был, славный богатырь был, великую силу и крепость имел, величеством же и шириною всех превзошел и умел был к воинскому делу и наряду».

         Утром 8 сентября 1380 г. сражение началось с поединка Александра Пересвета, а со стороны татар выступил Челубей (по другим версиям Темир-Мурза, Челибей, Таврул)), защищенный броней из кольчуг. В Никоновской летописи дано описание этого поединка: выехал печенег из полку татарского, потрясал оружием пред русскими рядами, и «был он страшен зело, и никтоже смеяше противу его изыти». В «Сказании о Мамаевом побоище» Челубей, родом печенег, уподоблен древнему Голиафу: «пяти сажен высота его и трёх сажен ширина его». Он был непобедим: 300 боев, и во всех «враг» был повержен! Поэтому с ним мог справиться не просто ратник, но воин Христов, облеченный духовною, Божией силою. В этом состоит сакральный мотив посыла именно монахов-воинов.

         Когда два войска начали приближаться, «выеде же печенег ис полку татарского пред всеми, мужеством являяся и хоробруя, подобен есть древнему олияду». Уверенный в своей силе и ловкости, Темир-Мурза, грозно потрясая копьём, вызывал на единоборство кого-либо из русских. Русские полки зароптали: «Ах, если бы нашелся кто-нибудь из наших, который бы поразил его!» И хотя много было среди них могучих витязей, но никто не решался вызваться добровольно на такой подвиг. Пересвет и Ослябя находились в это время в Передовом полку, у князя Владимира Всеволожского. Заметив, что никто не может противостоять грозному татарскому богатырю, Александр Пересвет выступил вперед и, обратившись к Великому князю Дмитрию Иоанновичу и другим князьям, сказал: «Не смущайтесь этим нисколько: велик Бог наш и велика крепость Его! Гордый татарин не мнит найти среди нас никого, равного себе витязя; но я желаю с ним переведаться, я выхожу против него во имя Господа Сил и готов воспринять венец Царства Небесного!»

         Соперники были на конях. Пересвет возложил на себя святую схиму - матерчатый шлем ангельского образа с нашитым на нём крестом. Соперники, по словам «Сказания», «ударились крепко копьями, едва земля не преломилась под ними, и свалились оба с коней на землю и скончались». Существует также другая версия поединка, в соответствии с которой Пересвет и Челубей пронзили друг друга копьями. В соответствии с этой версией, копьё мастера конных поединков Челубея было на метр длиннее обычного. Вступая с ним в бой на копьях, противник не мог даже нанести удар, как уже оказывался побеждённым и выпадал из седла. Александр Пересвет пошёл вопреки логике поединка - сняв с себя доспехи, он остался лишь в одной Великой схиме (монашеская накидка с изображением креста, надевается поверх монашеской одежды). Сделал он это для того, чтобы копьё противника, пройдя сквозь мягкие ткани тела на большой скорости, не успело вышибить его из седла и тогда он смог бы нанести удар сам, что и произошло в бою. Получив смертельную рану, он продолжал оставаться в седле, смог сам доехать до строя и только там умер.

          «Ничейный» исход поединка явил духовную силу благословения Преподобного Сергия и воодушевил русские войска. Собрав всех воинов своих, выступил великий князь против безбожных татар; увидев же войско татарское весьма многочисленное, они остановились в сомнении, страхом многие из них охвачены были, размышляя, что же делать. И вот внезапно в это время появился гонец с посланием от святого, гласящим: «Без всякого сомнения, господин, смело вступай в бой со свирепостью их, нисколько не устрашаясь, - обязательно поможет тебе Бог». Тогда князь великий Дмитрий и все войско его, от этого послания великой решимости исполнившись, пошли против поганых, и промолвил князь: «Боже великий, сотворивший небо и землю! Помощником мне будь в битве с противниками святого твоего имени». Ордынская конница пошла вперед и опрокинула позиции передового полка. Затем они напали на левый полк. И здесь сыграл свою огромную роль запасной полк серпуховского князя Владимира Андреевича, который ударил вражеской коннице во фланг и обратил в бегство войско Мамая. Древний бытописатель горестно замечает: «Бысть брань крепкая и сеча зла зело, и лияшеся кровь, аки вода, и падоша мертвых множество безчисленно от обоих сил... И не можаху кони ступати по мертвым. Не токмо же оружием убивахуся, но сами себя биюще, и под конскими ногами умираху, от великия тесноты задыхахуся, яко немощно бе вместитися на поле Куликове, между Дону и Мечи, множества ради многих сил сошедшееся». Ушли на битву москвичи, белозерцы, ростовчане, суздальцы, владимирцы, костромичи…, а вернулись единым русским народом. Тело Александра Пересвета перевезли в Москву и похоронили в храме Рождества Богородицы в Симоновом монастыре.

         Димитрий Донской направил стопы свои  к отцу Сергию. Преподобный встретил его со крестами близ монастыря и изрек: «Радуйся, господин князь великий, и веселись твое христолюбивое войско!» И вопросил его о своих любимцах. Великий же князь отвечал ему: «Твоими, отче, любимцами, а моими служебниками победил своих врагов. Твой, отче, вооружитель, названный Пересвет, победил подобного себе. А если бы, отче, не твой вооружитель, то пришлось бы, отче, многим христианам от того пить горькую чашу!»

         Отслужили поминальную Великую Панихиду о всех убиенных, и с тех пор названная Димитриевскою родительская суббота стала служиться в Церкви из года в год «покуда стоит Россия». При захоронении воинов Великий князь со всем воинством громким голосом провозгласили «им вечную память с плачем и со слезами многими». Склонив голову перед свежими могилами лучших сынов Отечества, Димитрий Иванович сказал: «Да будет вечная память всем вам, братья и друзья, православные христиане, пострадавшие за православную веру и за все христианство между Доном и Мечей. Это место суждено вам Богом! Простите меня и благословите в этом веке и в будущем и помолитесь за нас, ибо вы увенчаны нетленными венцами от Христа Бога».

         Андрей (Ослябя)  сражался в воинских рядах на Куликовом поле, был ранен, но выжил. Древнейшие рассказы о битве повествуют, что Андрей после битвы служил у московских митрополитов. Возможно, что в 1398 г. он ездил в Константинополь в составе посольства московского Великого князя Василия для оказания помощи Византии. В документах, относящихся к 1390-1393 г., упоминается «чернец Андрей Ослябя» в числе бояр Митрополита всея Руси Киприана. Андрей Ослябя был похоронен рядом с Александром Пересветом. Им были устроены надгробия. Место погребения героев Куликовской битвы всегда особенно почиталось народом России и её правителями. Существуют свидетельства посещения могил Пересвета и Осляби Великим князем Иоанном III, Царями Иоанном Грозным и Феодором Алексеевичем.

         В 1928 г. храм Рождества Богородицы в Симоновом монастыре был закрыт. Могилы святых иноков - героев Куликовской битвы - оказались на территории  завода «Динамо», а надгробия использовались как платформа для электромотора, хотя имена монахов-воинов упоминались в советских учебниках по отечественной истории. 1980 г, в связи с 600-летием Куликовской битвы, могилы Пересвета и Осляби были отнесены к историческим памятникам, охраняемым государством. В 1988 г. храм Рождества Богородицы был отделён от завода, а в 1989 г. был открыт для посещения. Сохранился посох из яблоневого дерева, по преданию, принадлежавший Александру (Пересвету). В течение последних веков он находился в алтаре соборной церкви Димитриевского монастыря (близ г. Скопина Рязанской обл., в 45 верстах от Куликова поля). Согласно монастырскому преданию, Пересвет по дороге на битву остановился в келье отшельника - преподобного Димитрия Солунского. Облачившись в воинские доспехи, Александр отдал отшельнику свой дорожный посох. В XVII в. имена Александра и Андрея, преподобномучеников Московских, были внесены в святцы, в конце XVII в включены в «Описание о российских святых»; в 1896 г. их имена поместили в «Троицком патерике» а в 1981-м они записаны в Соборе Радонежских святых.

Оценить: 

Автор: Джангиров Андрей, .
Ставропольский Пятигорск

Заглянем в историю вместе
Комментарии (всего 0)
Чтобы оставлять комментарии Вам нужно зарегистрироваться.